Корзина
46 отзывов
+380980301715
Контакты
Книгазин
+38098030-17-15
УкраинаДнепропетровская область

Феномен "Тайн анатомии"

Феномен "Тайн анатомии"

"Тайны анатомии" придумала и нарисовала американская художница Кэрол Доннер, которая до того, в частности, иллюстрировала знаменитый "Атлас хирургических операций" Роберта Золлингера.  В "Тайнах анатомии", конечно, нет той хирургической серьезности, с которой работают иллюстраторы научных изданий. Все же это фантазия, научно-популярная сказка, задача которой - не просто донести до сведения читателя основы внутреннего устройства человека, но и постараться, чтобы этот рассказ не был похож на выжимку из учебника биологии.

Поэтому, вместо того, чтобы устраивать детям анатомический театр и трясти перед ними человеческой требухой, Доннер все делает наоборот. Она уменьшает своих героев до микроскопических размеров и отправляет их внутрь живого организма. Воспользовавшись чудесной лупой, внутри безымянного тела оказываются трое: близнецы Макс и Молли и их кот Бакстер.

У каждого из них здесь свое место и своя роль. Макс - это знайка, рационалист, который все старается объяснить с точки зрения логики; его размышления о работе человеческих органов, часто остроумные, помогают систематизировать то совершенно психоделическое впечатление, которое в целом складывается от знакомства с телом изнутри. Молли более эмоциональна, и воспринимает все приключившееся с ними, как и положено ребенку - то есть со смесью восторга и временами пробуждающейся тревоги. Кот - это просто кот; толстый и наглый, но очень привязанный к своим хозяевам. Он попал внутрь тела для того, чтобы сначала потеряться, сладко выдрыхнуться в одной из альвеол легкого, пока за ним не пришли, а затем всем мешать, когтить позвоночный столб и пугать слуховые рецепторы.

В попытках найти кота, а затем выбраться наружу, Макс и Молли совершают путешествие почти через весь организм: исследуют рот и желудок, кровь и почки, мозг и мышцы.

"Тайны анатомии"   прежде всего, это рисунки, которых тут едва ли не больше, чем текста. Доннер не мучает детей изображением селезенки в разрезе. Вместо этого она слегка видоизменяет внешний вид малых органов тела и клеток, добавляет им человечности, придумывает характер, даже позволяет вступать в разговор с близнецами. В самом деле, при первом знакомстве с нервными клетками или железами, правдоподобием можно пожертвовать в пользу наглядности. Основные части тела при этом выглядят вполне традиционно и функции, например, легких или сердца, объясняются дважды - сперва говорящими кровяными тельцами, а потом уж обычным языком на схеме рядом.

У "Анатомии" помимо сказочной и научно-популярной составляющей есть еще одна, не такая очевидная. Тело человека предстает здесь не просто как совокупность причудливых арт-объектов (хотя так тоже может показаться), а как единая и слаженная система, работающая на благо целого. Здесь есть и усталые от вечной гонки по кругу дружелюбные эритроциты; социальное расслоение колбочек и палочек глаза; своя ведомственная охрана, состоящая из лизосом и митохондрий, которых сообразительные дети и кот вынуждены постоянно водить за нос.  Какие-то из органов жаждут силы, другие известности, кто-то удручен однообразием своей службы и ищет развлечений, но все остаются на своих местах и стараются делать свою работу на пятерку. Потому что среди органоидов тела ненужных нет, и если кто-то из них захандрит и оставит пост, плохо будет всем.

Эта нехитрая аналогия тела с социумом, возможно, была менее спорна в Соединенных штатах 1980-х, но сейчас может скорее навести на мысль, что человеческий организм и общество - это две большие разницы. Объяснять это ребенку - особый аттракцион, впрочем, небесполезный.

И, наконец, последнее о том, что касается истории с путешествием внутрь человеческого тела. Мы, многоопытные взрослые, можем сказать, что идея "Анатомии" не оригинальна. Но наши дети к моменту знакомства с книгой могут и не знать о таком сюжете, и нет ничего плохого в том, чтобы они начали с книги, а не с мультсериала. Но есть и книжки, которых у нас, почему-то никогда не было, а миллионы ребят по всему миру считали их лучшими на свете. Например, "Очень голодная гусеница" Эрика Карла, которая появилась у нас только пару лет назад, в то время как в Штатах и Европе она издается и переиздается уже три десятка лет. Выпуская такие книжки, "Жираф" не только дает возможность нынешним детям присоединиться к мировому сообществу читателей, но и восполняет этот пробел в личной истории у их родителей. Покупая "Гусеницу" или "Мадлен" Людвига Бемельманса, они на самом деле покупают чувство причастности к тому, от чего они, по независящим от них причинам, были отлучены в детстве.

 Нынешнее возвращение   "Анатомии", под той же, знакомой с детства обложкой, с теми же рисунками и тем же переводом - это еще одна ниточка, которая связывает наше детство с детством наших детей. Таких ниточек, мне кажется, именно сейчас должно быть как можно больше. Спасибо за них старым хорошим книжкам. Спасибо издателям, которые об этих книжках помнят.